Актеры кино

В 1944 году Павел был зачислен в труппу...

Кинорежиссеры

Эйзенштейн Сергей Михайлович (1898, Рига, –...

В 1946 г. Чухрай поступил во Всесоюзный...

Яков Александрович Протазанов родился 23...

Пудовкин Всеволод Илларионович (16.II.1893 -...

Композиторы кино

Дмитрий Дмитриевич Шостакович (1906-1975) –...

Исаак Иосифович Шварц (1923 — 2009) —...

Немой

Вход в систему

"Я шагаю по Москве"

 «Мосфильм», 1964 г. Сценарий Г. Шпаликова. Режиссёр Г. Данелия. Оператор В. Юсов. Художник А. Мягков. Композитор А. Петров. В ролях: Н. Михалков, А. Локтев, Е. Стеблов, Г. Польских, В. Басов, Р. Быков и др.

Есть художники, которые творят, как птица поёт, — потому что утро, потому что погода хорошая. Картина «Я шагаю по Москве» снята именно так. Снята, как песнь о молодости.

 История начинается с того, что в Москву прилетает парень‑строитель из Сибири. Его зовут Володя (А. Локтев). В вагоне метро он случайно знакомится с молодым метростроевским проходчиком Колькой (Н. Михалков). Он сдал на заре смену, хочет спать, но шумная жизнь столицы и добрая Колина душа втягивают парня в городские происшествия, в чужие сюжеты, заставляя забывать себя и свой заработанный отдых…

 Нужно помочь Володе найти какой‑то московский переулок, потом выясняется, что Володиных знакомых нет дома и ему некуда деться. А тут другой приятель Кольки, Саша (Е. Стеблов), попал в беду: сегодня у него свадьба, он безумно влюблён, а из военкомата пришла повестка, нужно уговорить военкома дать отсрочку. И потом необходимо помочь жениху купить чёрный костюм в ГУМе, где в отделе пластинок очень хорошая продавщица Алена (Г. Польских)…

 Словом, хлопот много, и никак не удаётся поспать. Но все так нужно и так интересно: то вора ловить, то прохожих гипнотизировать, то к знаменитому писателю идти, то Сашку с невестой мирить, потому что Сашка немыслимо ревнивый…

 Оператор Вадим Юсов снял Москву очень выразительно.

 Вот хлынул летний проливной дождь. Бежит насквозь мокрая девушка, а рядом, как привязанный, велосипедист (О. Видов) с зонтиком. Он описывает вокруг девушки вензеля и все норовит прикрыть её зонтом… Этот проход босых девичьих ног по лужам на фоне велосипедного колеса, в минуты летнего московского дождя — необычный образ любви, свидания влюблённых…

 Каждый кадр картины радует весёлой изобретательностью режиссёра и оператора. Члены худсовета, например, поразились тому, как это киногруппе удалось снять Москву сверху — в те времена снимать с вертолёта не разрешалось, а возле всех высотных зданий дежурил военный комендант. Оператор прибегал ко множеству ухищрений, чтобы пробраться на крыши высоток.

 «Съёмка в метро — тоже непростая вещь, — замечает Юсов. — Снимали ночью, заранее заказывали станцию и поезд, и, как только закрывалось метро, мы тут же спускались на станцию, допустим, „Университет“, завозили аппаратуру. Это очень хлопотная работа!»

 В этом фильме сыграл свою первую большую роль Никита Михалков. На роль Кольки его взяли по рекомендации Шпаликова, дружившего с Андроном Михалковым‑Кончаловским.

 В фильме прекрасно сыграли и другие молодые актёры, но прежде им пришлось пройти сквозь сито жёсткого отбора. На пробах Данелия и его помощники отсмотрели множество школьников и студентов. В архиве «Мосфильма» сохранились фотопробы на роль Володи актёров Виталия Соломина и Геннадия Бортникова. А выбрали Алексея Локтева.

 Евгений Стеблов попал в фильм в самый последний момент. На роль Саши был утверждён другой актёр, его уже побрили наголо. И тут ассистентка привела Стеблова, второкурсника Щукинского училища: «Георгий Николаевич, не убивайте меня, но этот лучше!» Сам Стеблов утверждает, что попал в картину по собственной инициативе: «Как большинство студентов, мы в первые свои каникулы блуждали по „Мосфильму“ в поисках, где бы подработать, и заглядывали во все комнаты. В одной из комнат оказалась киногруппа „Я шагаю по Москве“. На меня сначала едва взглянули, но, видя мою жалостливую физиономию, всё‑таки направили на кинопробы».

 На роль Алены сначала прочили юную актрису Наталью Селезневу. Она очень старательно выполняла все задания режиссёра, когда ассистентка привела на студию Галину Польских — за неё и проголосовал худсовет студии.

 Во время обсуждения сценария авторам сказали, что слишком уж все в фильме гладко и хорошо. Тогда Данелия и Шпаликов придумали недовольного всем полотёра, выдающего себя за литератора. Герои Локтева и Михалкова заходят по делу к известному писателю. Кто их встречает… ну да, «писатель», который, видимо, в порядке отдыха от умственных упражнений занимается физическим трудом: с завидной сноровкой, напевая вполголоса «Постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом», надраивает паркетные полы просторной квартиры. В эпизодической роли «критика» снялся Владимир Басов.

 Фильм делался на одном дыхании. Михаил Ромм отмечал: «Картина о молодых, о том, что молодость хороша, что молодёжь наша прекрасна, что вообще много добрых людей в нашем замечательном городе. Картина о тех, перед которыми жизнь только ещё раскрывает двери, о тех, у кого все впереди… Вспоминаешь её — и хочется улыбаться. Картина начинается с улыбки и кончается ею. Она улыбается всеми своими кадрами и иногда смеётся, но больше улыбается. Не актёры в картине, а именно сама картина. Актёры как раз серьёзны».

 О том, как родилась популярная песня «А я иду, шагаю по Москве», которую пел на эскалаторе герой Никиты Михалкова, режиссёр Георгий Данелия рассказывал не раз.

 Музыку написал Андрей Петров. А стихи Геннадий Шпаликов сочинил в необычной обстановке. В тот вечер киногруппа снимала памятник Маяковскому для сцены «Вечер. Засыпают памятники». Операторская группа с режиссёром залезли на крышу ресторана «София» и ждали «вечерний режим», когда небо станет темнее, чем фонари и свет в окнах. Вдруг снизу донёсся крик: «Снимайте скорее, уже красиво!» Это был Геннадий Шпаликов, который уже две недели где‑то пропадал, а тут явился — знал же, что киногруппа получила зарплату, а значит, намечается поход в ресторан.

 — Ты слова сочинил? Нет?! Тогда сочиняй прямо сейчас! — крикнул с крыши Данелия.

 — Сочинил! «Я шагаю по Москве, как шагают по доске»!

 — Не пойдёт! Сочиняй новое. Не сочинишь — никуда не пойдём.

 — Сочинил! — завопил через некоторое время с тротуара Шпаликов. — «Я иду, шагаю по Москве, и я пройти ещё смогу великий Тихий океан, и тундру, и тайгу». Снимайте!

 — По мелодии лучше «А я иду, шагаю по Москве»!

 — Хорошо. «А я иду». Снимайте!

 — Перед «А я» должно ещё что‑то быть. Ещё куплет нужен!

 — Говорил, не надо «А»! — расстроился Гена.

 Пока оператор снимал, Шпаликов придумал предыдущий куплет и последний: «Над лодкой белый парус распущу. Пока не знаю где».

 Позже худсовет студии забраковал слова «пока не знаю где», сказав: «Что же, ваш герой в Израиль собрался или в США?» Пришлось заменить на «пока не знаю с кем».

 «Совсем хорошо стало, — шутил режиссёр. — Не знает Колька, с кем он — с ЦРУ или с Моссадом».

 Кстати, чиновники из Госкино не могли понять, отчего фильм назван комедией: «Почему же не смешно?» Им отвечали, что это лирическая комедия. Тогда они потребовали прописать это в титрах. Так появился новый жанр.

 Фильм «Я шагаю по Москве» легко нашёл дорогу к зрителю. Картину отметили не только на родине, но и за рубежом. Финская газета «Кансан Уутисе» писала: «Мы хорошо помним Георгия Данелию по фильму „Серёжа“, который был создан им вместе с Таланкиным. В новом его фильме повествование простое, свободное, с лёгкой сочувствующей иронией. Все это уже в какой‑то мере было в советских фильмах, но этот особенно приятный и цельный. Главное в нём — это хорошее, жизнерадостное настроение, которым проникнут весь фильм». Газета «Ууси Суоми»: «Трудно представить себе, чтобы современное западное кинопроизводство было в состоянии создать такое же романтическое произведение».

 В 2003 году на «Кинотавре» в Сочи после успешного показа фильма «Я шагаю по Москве» Данелию спросили: «А вы не хотели бы снять продолжение картины?» — на что режиссёр с присущим ему юмором ответил: «Да, я подумываю об этом. Седой Никита будет стоять в подземном переходе и петь „А я иду, шагаю по Москве“, а прохожие станут кидать ему монетки». Вот только согласится ли играть такую роль Никита Михалков?